д¬ г® 
рђ¦°тЇ® м©Ё
рђЇ«жЁ­пЈў
 name=
ИСТОРИЯ / АРХИТЕКТУРА
  ОЧЕРК
  АРХИТЕКТУРА
  ЛЕГЕНДЫ
  РЕМЁСЛА
  ЯРМАРКИ
  ОБРАЗОВАНИЕ
  КАЗАЧЕСТВО
  1941-1945
  АРХЕОЛОГИЯ
  ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА
  МОНАСТЫРИ
  ОБЩЕСТВА
  НАШ МУЗЕЙ
  ТОПОНИМИКА

Архитектура и «архитекторы»

Старые российские провинциальные города - такие разные и непохожие. В каждом есть что то свое, отличающее его от других – ландшафт, городская застройка, местные достопримечательности. Подчиненное единому плану, выстроенное по одной генеральной линии и, в то же время, сохранившее свою своеобразность, городское пространство стало результатом продуманной градостроительной политики государства, реализованной в каждом отдельно взятом городе самими горожанами. Чувство стиля и чувство меры сыграли в этой созидательной деятельности не последнюю роль.

1. Архитектура

В последней четверти ХVIII в. наметились существенные сдвиги в развитии городов. Они выразились в смене так называемого "градостроительного стереотипа", в постепенной трансформации живописных, или ландшафтных, "городов свободной планировки" в "регулярные" поселения, развивающиеся в соответствии с генеральными планами. Указ 1763 г. "О сделании всем городам, их строению и улицам специальных планов по каждой губернии особо" и "Жалованная грамота городам" 1785 г., предписывавшая "город строить по утверждённому плану за подписанием руки императорского величества" узаконили эти перемены. В 1803 году был принят один из первых генеральных планов застройки Лебедяни. Современная прямоугольная поквартальная застройка относилась к категории «вновь прожектировано». В основе плана лежала сухая, геометрически правильная сетка классицизма, дифференциация городской территории по сословно-имущественному признаку, ориентация улиц на культовые сооружения города. Помимо планировки, предполагалось следить за стилевым единообразием архитектуры казенных зданий и даже обывательских домов. Этому способствовал, вышедший в 1809 году, указ, определявший типовые проекты на строительство фасадов домов и казенных заведений для городов России. Этот указ на много лет вперед определил для Лебедяни, как и для других городов Российской империи, внешний вид её зданий, сооружений и улиц. В губернских городах появились альбомы под названием “Собрание фасадов Его Императорским Величеством высочайшие апробированных для частных строений в городах Российской империи”. Из центра они рассылались в уездные города губернии. Известно, что авторами таких образцовых проектов были видные архитекторы того времени. Это позволяло наделить проекты, а через них постройки высокими эстетическими достоинствами, господствовавшего тогда стиля классицизма.
Тогда же, в самом начале XIX века правительство, заинтересованное в укреплении своего авторитета в губернских и уездных центрах, позаботилось о том, чтобы перевести органы местного управления из временных и мало приспособленных помещений в капитальные представительные здания. Присутственные места, тюремные замки постепенно становились неотъемлемой частью городского пейзажа. Для экономии средств и из-за малого числа арестантов в уездных городах, часть тюремного замка занимала городская полиция. Тут же находился городской магистрат или, по другому, присутственные места. Такие здания тоже строились по "образцовым" проектам казенных зданий, составленным известными архитекторами. К строительству нового тюремного замка с магистратом в Лебедяни приступили, видимо, после большого пожара 1815 года. Для Лебедяни и нескольких других городов губернии был «конфирмован» и рекомендован для применения проект архитектора Висконти. Предложенный вариант отличался экономичностью и утилитарностью планировки. Фасад магистрата, как полагалось, также был довольно простым: из украшений была лишь рустованная отделка и замковые камни окон первого этажа, надоконные полочки «второго света» на втором (небольшая маковка домовой тюремной церкви выросла на здании позднее, уже в 1860-х). Несмотря на строгость архитектуры, и это здание украсило место, органично вписавшись в окружающую застройку старейшей Старо-Базарной (или Сенной) площади. С двух других сторон площадь замыкали такие же «классические» постройки – дом Н.А. Проскурина (позднее, занятый земской больницей) и уездное училище.
Помимо частных и казенных зданий, особая роль в формировании городского пространства и архитектурного облика Лебедяни всегда принадлежала культовым сооружениям. Многовековая традиция храмового строительства на Руси обусловила их органическую связь с ландшафтом. Это во многом определяло панораму и силуэт города, придавало свойственный только ему облик. Как сказочный город с куполами храмов и шпилями колоколен или чудесная рыба-кит, встречала Лебедянь подъезжающих гостей. Так было и в XVII, и в XVIII, и в XIX веках. Возводить новые церкви на старых местах было давней русской традицией: «Свято место пусто не бывает». Вместо обветшавших или сгоревших деревянных на том же месте появлялись новые, поражавшие ещё большими размерами и красотой. В 1771 году место «ветхой» церкви св. Николая заняла новая кирпичная Соборная Казанская церковь с Никольским приделом. Выполненная в стиле позднего барокко, она до сих пор радует глаз красотой и изяществом форм. Чуть поодаль, на месте деревянного Егорьевского храма, что когда-то стоял у въездных ворот острога, в 1800 году была освящена новая тоже кирпичная церковь Рождества Христова с приделом во имя св. Георгия. Церковные вертикали, по-прежнему, ориентировали городские магистрали. К церквям вели широкие улицы с одноименными названиями. Казанская и Христорождественская своими восточными концами упирались в площадь с величественными храмами.

2. «Архитекторы»

Видимо, всё началось в 1919. Тогда, в августе всего за каких-то пару дней окупации города белоказаками Мамонтова, Лебедянь лишилась нескольких интересных построек. Среди прочих, в огне подожжённого дома еврея Мовшевича на Набережной, за одно сгорело и Земство - место заседаний Земского собрания, многие годы служившее городским общественным клубом, местом праздничных вечеров, танцев, театральных спектаклей лебедянцев.
Потом, когда уже и войны то не было, а особенно, когда отгремела Вторая Мировая, за дело взялись местные «архитекторы». И вновь загремели взрывы. Для любой мало-мальски значимой стройки, будь то новый завод, или Дом культуры, источниками кирпича решено было считать старые городские храмы. Взрыв – и нет Покровской церкви, ещё один – и в руины превратилась живописная часовня на берегу реки. В 1946 году сломали на кирпич Христорождественскую. Из больших каменных глыб редко удавалось извлечь целый кирпич. Но это мало кого беспокоило. Разрушения производились руками военнопленных немцев.
Потом слом построек прекратился. Началось время ломки городской среды, уничтожения облика, разрушения городского ландшафта Лебедяни. Для этого не всегда надо было что-то ломать. В 1960-х на самой бровке донского берега вплотную к Старому собору возвели кирпичную коробку общежития. Теперь этот признак (или призрак?) цивилизации пугает гостей города ещё на подъезде к нему. При подъёме на гору, нас встречает ещё одна коробка. Обещанная реконструкция дома на Новой так и не преобразила его. Двести метров вперед и взору предстаёт бетонный куб телеграфа. Зачем, как, чьей рукой заброшен он на улицу маленького городка – мы, наверное, уже не узнаем. Авторы архитектурного решения вряд ли озадачивали себя вопросом уместности проекта, его сочетаемости с архитектурным обликом Лебедяни. Сбережение культурно-исторической среды, сохранение исторических городских видов в задачи местных «архитекторов», к сожалению, также никогда не входило. А ведь всем известно, что городские ландшафты нуждаются в не меньшей защите, чем памятники архитектуры, вписанные в них. И любой план застройки призван прежде всего учитывать их сохранение.
Недавнее решение районной администрации о строительстве новой школы на территории лебедянской крепости не могло не шокировать. Планируемый образовательный комплекс-гигант с бассейном и стадионом не только подомнёт под себя городской сквер с центральной площадью, но и, закроет, а по сути, задавит и уничтожит все окружающие его памятники архитектуры. Зелёная зона, связывающая эти ценные объекты культурного наследия, будет уничтожена. И вместо ухоженного сквера, в котором можно было бы установить, как минимум, памятный знак, отмечающий сердце города (если помните, в следующем году празднуем 400 лет со дня первого упоминания Лебедяни), лебедянцы получат новую бетонную коробку. Для наглядности представьте, что будет если в небольшую жилую комнату поставить промышленный холодильник. Большой белый шкаф встанет прямо в центр комнаты. Он будет очень удобным – большим и современным. Вот только как жить с ним в одной комнате, обходя его по стеночке и постоянно спотыкаясь (не ногой, так взглядом), вы, вероятно, задумаетесь потом. Ясно, что уюта вашей комнате этот новый «жилец» не добавит.
Сейчас, всячески навязывается мысль, что сквер в старой части города - это единственное подходящее место. В последнее время, вообще стало принято единственно подходящие места находить в самом центре, как правило, на месте скверов, поближе к памятникам архитектуры. В то же время, левый берег, где будет проживать большинство учащихся новой школы, в очередной раз проигнорируют. Доводы районной администрации в пользу выбора стройплощадки, мягко говоря, неубедительны. Отсутствие в других районах коммуникаций, тротуаров и кривые улицы – это разве не повод, чтобы строить именно там, развивать и благоустраивать город?! Однако, общественное мнение, по-прежнему, никого не интересует. Да и кому оно нужно, если в городе работают «архитекторы»?

Акимов Валерий,
Руководитель архитектурной секции
Липецкого областного краеведческого общества.

 

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100Rambler's Top100
Индекс цитирования сайта www.lebedyan.com Лебедянь