д¬ г® 
рђ¦°тЇ® м©Ё
рђЇ«жЁ­пЈў
 name=
ИСТОРИЯ - МОНАСТЫРИ
  ОЧЕРК
  АРХИТЕКТУРА
  ЛЕГЕНДЫ
  РЕМЁСЛА
  ЯРМАРКИ
  ОБРАЗОВАНИЕ
  КАЗАЧЕСТВО
  1941-1945
  АРХЕОЛОГИЯ
  ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА
  МОНАСТЫРИ
  ОБЩЕСТВА
  НАШ МУЗЕЙ
  ТОПОНИМИКА

Лебедянские казаки

В истории российского казачества лебедянских казаков считают первопроходцами батюшки-Дона. В незапамятные времена в Лебедянском Подонье создавалась мощная стратегическая база, оттуда началось интенсивное освоение не только бассейна Дона, но и всего «дикого поля». Еще в середине XIV века на Тяпкиной горе рязанские князья поставили на крутом берегу Дона сторожевой пункт для постоянного контроля за продвижением на север крымских и нагайских татар.

Окрестности сторожи были богаты плодородными землями с густыми лесами и сенными угодьями. В лесах водилось огромное количество, птиц и зверей. Дон и его притоки изобиловали рыбой. Повсюду гнездились бесчисленные стаи диких лебедей. Особенно: их много было на неширокой, но полноводной речке с поэтическим названием Лебедянь. Источники настойчиво убеждают нас, что древнее поселение на Тяпкиной горе, где была сооружена рязанская слобода, носило то же самое имя.
В те далекие и грозные годы Лебедянское Подонье было заселено слабо, хотя в X-XI веках здесь были цветущие поселения. Их полностью разрушили татары. Однако кочевники не давали зарастать травой старинным дорогам. По ним они спешили в Московию за богатой добычей. Этим же путем устремлялись и отважные торговцы. Но и тех, и других, устраивая засады и ловушки, поджидали отъявленные головорезы, издавна оккупировавшие Подонье. Находили здесь приют и беглецы с северных территорий. Они уживались с «гулящими людьми» группировок Тяпки и Тараса, Кунама и Руса, Анны и Волдыря, Наяна и Кудеяра. Постепенно число людей множилось и «дикое поле» обживалось. Главным слоем складывающегося постоянного населения становилось казачество.
Известно, что на Руси казаками называли батраков, наемных работников. Со временем это слово утратило свое первоначальное значение и стало означать особую социальную группу населения России. На Дону это были и люди, прибежавшие из центральных областей из-за растущей эксплуатации, и преступные элементы, и крестьяне, покинувшие свои родные края в поисках лучшей жизни. Как правило, за свободной долей в неизведанные края шли они, хорошо вооружившись, в постоянной готовности отстоять свою независимость. Новосельцы чем-то, напоминали военизированные отряды, находящиеся в постоянной боевой готовности. У них были опытные, смелые предводители-атаманы и их помощники. Если кочевники, направляясь в сторону Московского или Рязанского княжества, попадали на Лебедянщину, то казаки, защищаясь от них, естественно, охраняли южные русские границы.
Как утверждает - ученый-краевед А.Ф. Мартынов, до объединения русских земель в единое централизованное государство постоянную охрану южнорусских границ несли Рязанские казаки. Найденное историками первое упоминание о рязанских казаках относится к 1444 году. «Вероятно, - пишут А.Ф. Мартынов и В.М. Жданов в своей книге «Из прошлого Липецкого края, - они и были прообразом всех вообще казаков Российского государства в последующий период». Из этих бездомных людей, своеобразных средневековых бомжей, государственные деятели формировали иногда военные отряды. В районах Лебедянского Подонья им поручалось денно и нощно нести сторожевую службу. Их жаловали оружием, съестными припасами, иногда деньгами и землей в любых количествах. Таким образом, казаки не только боролись с кочевниками, но и активно занимались сельским хозяйством, по возможности ремеслом и. торговлей. Однако казацкое население на Дону считалось пока людьми второго сорта. Это очевидно из наказов Великого Московского князя Ивана IV рязанской княгине Агриппине (1502 г.).
В различные периоды истории средневековья приют на Лебедянщине находили беглые помещичьи и монастырские крестьяне, холопы, «детеныши», старожильцы и новоприходцы. Массовое бегство приносило первоначально огромный ущерб их владельцам и казне. Попытки их отыскать и возвратить в большинстве случаев оказывались безуспешными. Дон для новичков стал их домом и водной дорогой. По ней лебедянские казаки отправлялись в далекие рискованные военные экспедиции. Покой татарским поселениям стал только сниться. Известны факты, когда казаки на больших лодках спускались к азовским колониям турок на русской земле и возвращались домой с солидной добычей.
Такое дело было по душе Ивану IV, и когда однажды московские бояре вздумали учинить сыск пропавшим холопам, царь воспротивился. Более того, Иван Грозный пошел по пути дальнейшего развития станичной и сторожевой службы на основе казачества. Повелел обеспечивать казаков провиантом, порохом, свинцом, жаловать другими милостями. Однако в годы опричнины, в связи с дальнейшим ростом числа побегов, попыткой скрыться на Дону некоторых из его противников, устраивался «сыск» в Подонье. Кое-кого из непослушных феодалов отлавливали и отправляли в застенок Малюты Скуратова. Есть сведения, что и сам Малюта побывал в Подонье.
В казачестве почти сразу началось деление на «лучших» и «меньших». Уже царская грамота 1584 года распределяет их на «домовитых» донских казаков - «низовых», и «верховых», оставшихся в верховье Дона, и голытьбу. В их станах скоро сложился обычай не выдавать беглых. Сформировалось и свое войсковое самоуправление.
Под Лебедянью у казаков складывались свои традиции, песни, предания. Одним из таковых обрядов, несколько напоминающим колдовство, был обряд пения лихой казацкой песни над умирающим товарищем, раненным в бою с противником.
Казацкие порядки, казалось, навсегда вошли в жизнь Лебедянского уезда. Еще несколько десятилетий назад, на памяти автора этих строк, молодые люди лихо гарцевали на конях, отращивали кудрявые чубы и гордились ими. В большой моде у мужчин и женщин была донская красивая одежда. В большом почете сохранялись и вековые свадебные традиции, мужские и женские посиделки, «блины», всевозможные вечеринки и многое другое.
В наши дни от них остались одни воспоминания. Впрочем, иногда кое-где в нашу мрачную жизнь врываются звуки казацкой рояльной гармошки, рассказывают смачные казацкие анекдоты.
Конечно, молодежь не знает своей истории. Ей не известно, что в стародавние времена их мужественные предки вели постоянную борьбу за существование.

В середине XVI века уже существовал казацкий город Лебедянь, ставший уездным центром с 1613 г. Он брал местное население под свою защиту, порой ему приходилось наводить порядок в социальных вопросах. Тем более, что крестьянские выступления Хлопко Косолапа и Ивана Болотникова нашли явную поддержку у голытьбы.
Начало XVII века стало для Лебедянщины бурным временем. По утверждению историков земли по Верхнему Дону стали излюбленным местом сосредоточения беглых крестьян и холопов. В документах того времени часто упоминаются донские казаки, служившие в Лебедяни. Казачество тогда привлекалось на государеву службу в качестве «приборных людей» - служилых атаманов, стрельцов, пушкарей, ездоков и прочих. Из них первоначально состоял гарнизон «польного» города Лебедянь, В Лебедянском уезде существовало немало хорошо сложившихся казацких поселений. К примеру, в слободе Волотова Могила в 1627 - 1628 гг. насчитывалось «дворов духовных три, дворов казацких 50», Ольховская слобода тоже в 50 казачьих дворов с семьями в 25-30 человек. Слободы имелись в Больших Избищах, Троекурове, Вязове и других пунктах.
В первый год своего царствования Михаил Романов определил лебедянским казакам конкретную задачу - «зорко смотреть на ногайскую сторону». В этом была острая необходимость. Так, в лето, когда депутация «лучших людей» края, включая домовитых казаков, уехала на Земский Собор избирать царя, 24 мая 1613 года отряд татар численностью более 300 всадников перешел Красивую Мечу и осадил крепость. Убедившись, что Лебедянь не взять, грабители двинулись на Данков, попутно разоряя селения, Лебедянцы помогли данковскому голове Путиле Быкову рассеять неприятеля. Пленников освободили. Но 10 августа казацкие отряды лебедянцев отбивали нападение уже 400 конных нагайцев. Операция прошла успешно.
Лебедянь славилась и богатела. Для отведения земли простым казакам и их руководителям царь Михаил прислал из столицы специалистов. Измерял и описывал Лебедянские земли в 1625 году Леонтии Погожев из Москвы и подьячий Кирилл Семенов, Так они закрепили «за... Борисом Перовым жребий под Романцовым лесом и того жребия 77 четвертей. Да в деревне Озерки. Возгревая, Митинское поместье Будаево и те земли в Бруслановском стану 65 четвертей...». Романовы постоянно заботились о лебедянцах. Недаром Алексей Михайювич распорядился: «И тем крестьянам, которые в том поле учнут жити («Диком поле» - И.В.), пашни пахать и сено косить и быть во всяком бережении».

Большинство казаков Лебедянщины, не жалея «живота своего», честно служили царю и Отечеству. Но находились и изменники. Был случай в 1618 году, когда недовольные части, особенно из числа голутвенных, влились в грабительское войско гетмана П. Канашевича-Сагайдачного и помогли ему разрушить родной город. Презренным трусом оказался и воевода Семен Леонтьев. Прослышав о приближении врага и готовящейся измене, он предательски скрылся в Добровских лесах, Однако с помощью казаков-патриотов Лебедянь снова была отстроена в 1627 году. Им стал дубовый острог с пятью башнями, погребами для военных припасов, провизии. Там же соорудили съезжую и воеводскую избы, тюрьму и деревянную церковь Рождества Богородицы, сгоревшую во время пожара 1667 года.
Кроме малого острога, с запада на север протянулся 400-метровшй большой острог. Перед ним выкопали ров. У городских стен расположились посады с мастеровыми и торговыми людьми. Вне города по слободам в зависимости от воинской принадлежности разместились казаки и другие служилые люди. Их было 1500 человек.
Начиная с этого времени и до конца XVIII века Лебедянский уезд был чрезвычайно велик. В него входила едва ли не половина Липецкой области. На юго-востоке его земли уходили далеко за Липецк и Грязи, а на западе простирались до самого Ефремова.
Вся эта огромная территория была перерезана татарскими, дорогами. Главной дорогой считался Муравский шлях, шедший из глубины Причерноморских степей через Быструю Сосну и выходящий на Красивую Мечу по направлению на Москву. К нему примыкал Изюмский шлях... Золотая Орда по этим дорогам направляла свою агрессию на Русь.
В 1636 году правительство посчитало нужным укрепить Лебедянских казаков новыми кадрами. Лебедянцы долгие годы несли охрану Мещерской стороны на Тамбовщине. Казаки не только охраняли границы Руси на юге, но и частенько сами отправлялись в рискованные походы к Азовскому морю. Краевед В. Елисеев нашел интересный материал о том, как казаки из Данкова и Лебедяни влились в отряд атамана Кондырева и 3 мая 1646 года отплыли в низовья Дона, Всего на семидесяти стругах плыло 3037 человек. При выходе в Азовское море стругов оказалось только 37. Остальные отказались участвовать в походе или в пути утонули. Тем не менее, казаки Подонья оказались у берегов Крыма, хотя еще пять стругов разбились о крымские подводные скалы, а «вольные охочие люди» разбежались во все стороны. Так неудачно закончилось то предприятие.
В старинных документах есть сведения об участии казаков Подонья во взятии Азова в 1640 году. К сожалению, крепость пришлось отдать назад. Россия еще не была готова к войне с Турцией. Видимо, не случайно атаман Дементий Гаврилов сообщал в Москву: «Азов держать нечем; все с наготы и голода разбрелись... и только нынешнего лета пришли к нам две будары с запасом князя Олексеева вотчины Ивана Воротынского из Лебедяни». Весной 1641 года лебедянские казаки доставили в Азов еще два струга с провизией. Но они изменить дело не могли.
Лебедянские крепости с казацкими гарнизонами начинались от устья Матыры и тянулись по реке Воронеж до устья реки Двуречки. Сильнейшими крепостями Лебедянского участка были Добрый и Сокольский. Военизированные строительства различных сооружений опять усилили приток населения как добровольными, так и принудительными способами. Вокруг новых крепостей появились новые слободы. Казаки селились также на необжитых землях далеко к югу от защитного вала.
Хозяйственный прогресс России и развитие торговли оказали существенное влияние и на Подонье. Лебедянские казаки принимали деятельное участие в формировании российского рынка свободной торговли. Население всех донских районов имело тесные связи. Этому способствовала широкая водная дорога. Однако торговцы центра видели в казаках опасных конкурентов, так как их продукция была много дешевле. Они «науськивали» на них царей. Казакам, еще во времена Бориса, сообщается в «Материалах для истории войска Донского», категорически запрещалось приезжать с товарами в Москву и даже к родственникам в «украинные города». Повсюду им было заказано покупать и продавать. Торговцев из Подонья арестовывали, сажали в яму, многих вешали. Михаил Романов счел такие притеснения опасными и в 1615 году позволил казакам повсюду свободный проезд и беспошлинную торговлю.
Лебедянские купцы и казацкие торговцы плавали по Дону беспрепятственно, Донская торговля охватывала жителей всех городов, «из-под которых реки пали в Дон». Торговые люди вывозили с Дона хлеб, красную рыбу - свежую, соленую, вяленую, кожи -зубровые, лосиные, козлиные, шкуры выдр, бобров.
В 1669-1671 годах в связи с разбойным движением голытьбы под предводительством Стеньки Разина донская торговля была приостановлена. Как только «гулящие люди» успокоились, ее возобновили. Развитие торговли способствовало процветанию казачества и других слоев народа.
К сожалению, в многотрудной истории Лебедянского казачества есть и неприглядные страницы, Особенно это касается голутвенной его части. Часть голытьбы ратному и мирному труду предпочла разбой, И шайки любителей легкой жизни стали ходить «без опасения днем и ночью большим многолюдством». К ним примыкали и столичные головорезы. 28 мая: 1659 года воевода Лебедяни Ергольский получил царскую грамоту, где сообщалось о разбойниках, бежавших в сторону Лебедяни, Ельца. Задонска. Предписывалось «проведать точно и тайно всякими мерами о нахождении беглых». «Да кто из Лебедяни пойманы будут, тех заковать в кандалы и переслать в Москву и колодников объявить в Стрелецком приказе боярину нашему, князю Ивану Борисовичу со товарищи» Обострение различных противоречий, голодные и неурожайные годы, эпидемии ухудшили положение на Лебедянщине. Это была одна из причин того, что казацкая голытьба в 1666 году примкнула к сыну «вольного Дона» сообщнику Разина разбойному атаману Василию Усу. «Растребушив» села уезда, они собрались в поход «за зипунами», но под Ельцом их рассеяли правительств венные войска.
Участвовали лебедянцы и в разинском походе в 1667 - 1671 годах. А к концу XVII века лебедянское казачество постепенно перерождалось. Из него выделялись различные социальные категории населения. Но это никак не умаляет роли казаков Лебедянского Подонья в истории нашего Отечества Долгое время эта страница прошлого искусственно замалчивалась. И то, что я написал в этом материале, - это начало исследования темы. Раскрыть ее предстоит всем краеведам. Задача не из легких, но решать ее надо,

И. Ветловский, краевед.
Лебедянские вести. Февраль 1993 г.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100Rambler's Top100
Индекс цитирования сайта www.lebedyan.com Лебедянь