д¬ г® 
рђ¦°тЇ® м©Ё
рђЇ«жЁ­пЈў
 name=
ПЕРСОНАЛИИ
  Алексеевы
  Алешковские
  Алтуфьевы
  Ароновы
  Бажановы
  Бакулины
  Бехтеевы
  Бобарыкины
  Васильевы
  Васильчиковы
  Высоцкие
  Голубевы
  Гроздовы
  Гулевский
  Дервиз
  Двойченковы
  Добротворцевы
  Дурасовы
  Замятины
  Зарецкие
  Ивановы
  Индолевы
  Игумновы
  Иншаковы
  Константиновы
  Косинские
  Кошелевы
  Ланские
  Макаревские
Фудельман

Фамилия Фудельман в Лебедяни пока ещё на слуху. И хотя никого из этого рода в городе давно уже нет, сохранился дом Фудельмана, в документах то там, то здесь встречаются упоминания о представителях этого когда-то многочисленного семейства. Иван Иванович Фудельман был лебедянским помещиком и владел 160 десятинами земли. На хуторе, где часто проживала его семья, было 16 лошадей и 12 коров. Здесь работали 8 постоянных и 50 сезонных работников, имелся сложный хозяйственный инвентарь и постройки. Выращенный на хуторе хлеб продавали в Лебедяни. Здесь помимо двухэтажного дома на Казанской (ныне Почтовая), Фудельману принадлежал трактир. Одноэтажный каменный дом с флигелем-пекарней и постоялым двором по сей день стоит в самом начале Воронежской улицы.

Но Иван Иванович занимался и общественными делами. В 1892 году, когда Лебедянский уезд охватил голод, Фудельман принимал деятельное участие в его ликвидации. Как и лучшие представители купечества и дворянства, он посчитал благотворительную помощь голодающим своим долгом.
В 1896 году Иван Иванович занимал должность Председателя сиротского суда. В 1897 году он был избран Уездным Земским Собранием, но, по каким то причинам, не утвержден Губернатором в члены местного Уездного Податного Присутствия по гильдейским предприятиям. Вместо этого, Фудельман вместе с лебедянским купцом Николаем Петровичем Поповым, вошёл в Комиссию по составлению Списков присяжных заседателей.
После смерти И.И. Фудельмана в 1907 году в Лебедяни остались его наследники – дети Леонид, Михаил, Иван, Николай, Анна, Елизавета, Ольга и Григорий. К 1917 году они уже продали трактир, но по-прежнему владели землей в даче с. Бредихина, Н. Ракитни и сельца Чернышовки. Девушки вышли замуж: Елизавета Ивановна стала Чурилиной, Ольга – Голевой, а Анна в 1917 году вышла замуж за сына Потомственного Почетного Гражданина, будущего псаломщика с. Троекурово Александра Ивановича Благонравова. Последовавшие вскоре события многое в этой жизни поменяли. Земля, инвентарь и постройки хутора в Сезеновской волости в 1918 году были конфискованы и после этого разгромлены местными крестьянами. Дом в Лебедяни превратили в коммуналки. Семья Фудельманов разъехалась. Леонид Иванович служил на железной дороге в Саратове, Иван Иванович стал наездником конефермы в Усмани-Собакино (Новая Усмань), бывший лебедянский мещанин, а теперь нетрудоспособный Николай Иванович остался в Лебедяни. Остался в городе и младший Григорий.

Специальность агронома Григорий выбрал еще в детстве. Видимо, именно сельскохозяйственные работы на хуторе отца привели юношу сначала на курсы мелиорации, а потом и в Шпикуловское с/х училище. По окончании училища в 1913 году Фудельман стал работать помощником агронома при Лебедянском Уездном Земельном Управлении. Начавшаяся война прервала мирный труд многих молодых людей. В 1915 году ушел в армию и Григорий. Однако, вернувшись с фронта в 1918 году, он принялся за свое любимое дело с удвоенной энергией: помощник агронома, инструктор по животноводству и зав. животноводства в Лебедянском УЗУ. Постоянные выезды в любую погоду и любое время года в села и деревни уезда, беседы с крестьянами, колхозниками, советы и рекомендации по ведению хозяйства - всё это входило в повседневные обязанности Фудельмана. «Тогда в Лебедянском уезде специалистов сельского хозяйства было каких-нибудь 5-6 человек, но советская власть дала им такие колоссальные возможности, что в течение нескольких лет они добились поразительных чудесных результатов», – напишет почти через полвека брат жены Григория И.Б. Плешков. «Я был свидетелем этого буйного развития с/х производства и упорного труда народа. Тракторов, машин не было, работали на лошадях, коровах, работали много, хорошо и завалили страну хлебом и другими продуктами. После почти восьмилетней войны, сперва русско-германской, а потом Гражданской, в течение каких-то трех-пяти лет к 1924 году население имело изобилие продуктов: хлеба, мяса, масла и др. по баснословно низким ценам».
С 1 декабря 1923 года Григорий Иванович назначается заведующим племсовхозом «Агроном», сменив на этой должности тов. Болховитинова. Конечно, хозяйство было еще совсем не похоже на нынешнее плодовое предприятие-гигант: все что осталось от хутора Катасонова и Аверьянова, небольшой (около 5 десятин) сад, возрастом не более 25 лет составляли базу совхоза. Но уже тогда наряду с разными с/х культурами и разведением скота, прибыль «Агроному» приносили яблоки.
Но проработать в «Агрономе» Фудельману пришлось недолго. 10 мая 1924 года он назначается заведующим всеми совхозами по Липецкому уезду и через неделю с семьей переезжает в Липецк. Здесь он получает новые назначения: узоотехник, участковый агроном, помощник зав. Липецкого совхоза агрокомбината, агроном Липецкого курорта. Постоянно в разъездах – уход за Быхановым садом, работы в Нижнем парке, конные поездки в Козлов к Мичурину за саженцами… Все заканчивается в 1937. Перед самым Новым годом Григория Ивановича арестовывают. Ночной стук в дверь, короткий обыск, быстрые сборы, свет фар отъезжающей машины. Аресты к тому времени стали делом привычным. Их боялись, их ждали, зная, что в следующую ночь могут постучать к ним. Уйдя на ночное дежурство в курорте, домой Фудельман уже не вернулся.
Следствие, построенное на нескольких показаниях сослуживцев, прошло по-накатанной быстро. В октябре 1937 года около столовой в разговоре о необходимости соблюдения чистоты Фудельман лично сказал повару: «Убирать не стоит, у нас сейчас такие руководители, что ему хоть около носа вывали воза два навоза, они не заметят…». В личной беседе о получении в Курорте угля главврачом М., Фудельман как-то отметил: «Вот что значит член ВКПб! Сам получает 750 рублей, жена – столько же, да ещё топливо даёт курорт. Куда только «они» девают деньги?» Остро реагируя на бесхозяйственность, переживая, что во власти стоят некомпетентные люди, Фудельман, казалось, и не скрывал этого. «Как может быть хорошая жизнь, если в руководстве стоят безграмотные люди?» сетовал он в другой личной беседе.
Эти несколько показаний и купеческое происхождение стали достаточным основанием для осуждения Г.И. Фудельмана по «расстрельной» статье 58-10-1. Приговор от 08.01.1938 был приведен в исполнение 24-го. Контрреволюционная деятельность, в которой обвиняемый так и не признался, стала последней прижизненной характеристикой его труда. Семья – жена-домохозяйка, дочь Галина и сын Борис узнали о смерти отца лишь в 1943 году. Но даже тогда всей правды им так и не сказали. В извещении, присланном дочери Галине, говорилось, что отец умер, отбывая меру наказания в местах заключения 14.02.1943 года от рака желудка. А 7 августа 1957 военным трибуналом ВВО Г.И. Фудельман был реабилитирован.
…Шумят лебедянские сады, снова обрёл свое название Быханов сад, ещё больше разросся тенистый Нижний парк. Живёт память о людях дела.

Акимов В.В.
(Лебедянские вести. 17 августа 2004)

  Масловы
  Морозовы
  Минервины
  Мягковы
  Нероновы
  Орловы
  Поповы
  Пальчиковы
  Петровы
  Проскурины
  Пустошновы
  Романовские
  Ситниковы
  Стрельниковы
  Толстые
  Устряловы
  Фудельманы
  Хозиковы
  Цицероны
  Черменские
  Чурилины
  Шиловские
  Булгаков М.А.
  Тургенев И.С.
  Соколов П.П.
  Кустодиев Б.М.
  Белый А.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100Rambler's Top100
Индекс цитирования сайта www.lebedyan.com Лебедянь